Маркетинговая тактика Стива Джобса — окончание

Маркетинговая тактика Стива Джобса - окончание

Впервые контроллер был представлен в начале 1978 года на выставке потребительской электроники, а более тщательной проверке подвергся на второй компьютерной выставке-ярмарке Западного побережья, и реакция была однозначной. Плата контроллера дисковода содержала меньше микросхем, чем у конкурентов, и Возняк назвал ее «самой лучшей из своих разработок». Ли Фельзенштейн, который еще год назад был скептически настроен по отношению к Возняку, Джобсу и компьютеру в «коробке из-под сигар», вспоминал: «Я просто обалдел. Это было потрясающе. Я подумал, что от этих парней нужно держаться подальше». В компании Commodore группой разработчиков дисковода руководил Чак Пэддл, но Apple обошла его на финишной прямой. О контроллере Возняка он высказался геополитическими терминами: «Это полностью изменило отрасль». До представления дисковода ни Apple, ни Commodore, ни Radio Shack, работавшим над подобным устройством, не удавалось опередить конкурентов. Кроме того, у Apple на складе всегда стояли готовые компьютеры, и поставщиков, посещавших Купертино, никогда не водили в ту часть здания, которую занимали забитые товаром склады. Но после появления дисковода ситуация изменилась.

Когда работа была завершена и у Apple появился дисковод, за дело взялся неумолимый Скотт. Дисководы, приходившие от единственного поставщика, компании Shugart, которая была одним из подразделений Xerox Corporation, оказались ненадежными. Инженеры и техники тратили огромное количество комплектующих, чтобы получить исправные рабочие устройства и удовлетворить Скотта. Он настаивал, чтобы компьютеры Apple поставлялись с дисководами, несмотря на отсутствие подробной инструкции, на составление которой просто не хватило времени. Результат давления Скотта и качества нескольких кратких инструкций, поставлявшихся с первыми дисководами, можно оценить по жалобе одного клиента из Южной Калифорнии, которую тот прислал Марккуле: «Чертовы ублюдки. Я купил Apple с дисководом, и ни один человек в Лос-Анджелесе или Сан-Диего не знает, как использовать этого *censored*Horo сына для файлов с произвольным доступом. Я взбешен. Все рассуждают о прекрасном руководстве, которое скоро выйдет. Дерьмо! Дерьмо! Дерьмо! Мне нужен компьютер для бизнеса прямо сейчас, анев следующем году. Пошли вы! Чтоб у вас собака сдохла».

«Star — полное дерьмо», — сказал Херцвельд.

На доске объявлений инженерной лаборатории Mac висел листок, язвительно описывавший порядки, царящие в крупной компании. Анонимный скептик излагал свою точку зрения на процесс разработки компьютера и на бюрократию, царящую в Apple. На риторический вопрос: «Сколько нужно сотрудников Apple, чтобы сменить лампочку?» — автор

Записки отвечал:

Один — чтобы зарегистрировать сообщение пользователя о перегоревшей лампочке.

Один — чтобы проверить спецификации интерфейса.

Один — чтобы переделать конструкцию лампочки.

Один — чтобы изготовить прототип.

Один — чтобы одобрить проект.

Один — чтобы организовать утечку информации для прессы.

Один для координации проекта.

Один руководитель проекта.

Два менеджера по маркетингу.

Один для составления плана модификации продукта.

Один для анализа прибыльности лампочки.

Один для заключения договора поставки.

Семь для лабораторных испытаний лампочки.

Один для модификации операционной системы лампочки.

Один для получения сертификата FCC [37 - Federal Communications Commission (Федеральное агентство по связи) - независимое правительственное агентство США.].

Один для составления инструкции.

Один для перевода инструкции на иностранный язык.

Один для создания комплекта документов по обучению работе с товаром. Один для разработки графического изображения.

Один для разработки упаковки.

Один для составления справочного листка.

Один для написания самозапускающейся демонстрационной программы. Один для обеспечения защиты от копирования.

Один для составления извещения на изменение конструкторской документации.

Один для составления прогноза использования.

Один для ввода номера изделия в компьютер.

Один для размещения заказа на каждую лампочку.

Один для контроля качества лампочки.

Один для продажи лампочки.

Один для отбора поставщиков.

Один для организации презентации продукта.

Один для заявления для прессы.

Один для представления лампочки финансовому сообществу.

Один для представления лампочки сотрудникам отдела продаж.

Один для представления лампочки дилерам.

Один для транспортных услуг.

И один сотрудник сервисной службы для смены лампочки.

Несколько человек из подразделения Mac склонились над прототипом Lisa. Программист Энди Херцвельд комментировал, пока Майкл Боич испытывал возможности машины.

Яне могу работать на Lisa, — произнес Херцвельд, ни к кому конкретно не обращаясь. — Единственное, что здесь удалось, — это согласование и политика. Lisa — пример профессиональной разработки.

Боич и Херцвельд наблюдали за работой Lisa так же пристально, как раньше люди наблюдали за кулачками и цилиндрами двигателя. Боич нажал кнопку мыши, а Херцвельд смотрел, как на экране появляется список.

Они выбрали для меню уродливый шрифт. Я заметил, что на формирование меню требуется пять минут.

Отвратительно разворачивается, — усмехнулся Боич.

Хуже не бывает, — с оскорбленным видом кивнул Херцвельд.

Тестовый режим, — сказал Боич, ожидая вывода файла на экран. — Им еще предстоит поработать.

У нас никогда не будет проблем с производительностью, — заметил Херцвельд. — Правда, таких больших программ тоже.

Старший инженер Боб Бельвиль, наблюдавший за этой сценой, стоя у входа в отсек, мягко предостерег:

Мне не очень нравится слово «никогда».

Он заметил, что их комментарии напоминают ему эпизод, когда бывшие коллеги из компании Xerox, разрабатывавшие лазерный принтер, встретили появление машины конкурентов словами: «Наши технические требования лучше, чем эта штука».

Боич посмотрел на Херцвельдa и заметил, что у модели Lisa есть кое-что общее с компьютером Xerox.

По скорости она не уступает Star.

Star — полное дерьмо. Настоящая катастрофа. Им невозможно пользоваться, — сказал Херцвельд. Он ткнул пальцем в Lisa и прибавил: — Чтобы увидеть, насколько медленная эта штука, попробуй открыть другое приложение.

Мне уже страшно, — ухмыльнулся Боич.

И это результат трех лет программирования, — заметил Херцвельд.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *