Персонал компании Apple — часть третья

Персонал компании Apple - часть третья

Стремление ввести методы и процедуры, присущие крупной фирме, не ограничивалось набором персонала или программным обеспечением. Оно трансформировалось в невидимую сеть разнообразных систем, которая начала опутывать компанию. Скотт обнаружил, что его склонность к порядку и интерес к компьютерам соединяются в единой информационно-управляющей системе, которая охватывает почти все аспекты деятельности компании. Поначалу Apple арендовала компьютеры у сторонней фирмы, но потом, когда суммы ежемесячных счетов значительно выросли, приобрела собственные мини-ЭВМ. Информационно-управляющая система не была привлекательной и по большей части оставалась невидимой. Тем не менее

Она стала одним из основных факторов развития Apple — возможно, это самый главный вклад Скотта. Система была его любимым детищем. Сидя за терминалом, он — как и любой другой руководитель — мог посмотреть, что происходит в любом подразделении. Введя код, он видел, сколько осталось на складе резисторов, какие комплектующие заканчиваются, сколько накопилось новых заказов, какие клиенты не платят по счетам.

Одна функция системы обеспечивала Скотту полный контроль. Он мог заблокировать всех остальных пользователей, подключить свой терминал напрямую к другому, посмотреть, как сотрудник работает на компьютере, и отправить сообщение этому бедняге. Это была изощренная электронная игрушка, предназначенная для того, чтобы удовлетворить прихоти Скотта и его страсть все контролировать. В компании, где любой программист мог стереть важные файлы, Скотт часто менял главный пароль. Любимым паролем была необычная кличка его кота: Баал.

Появление менеджеров с сединой в волосах и амбициозных выпускников школ бизнеса было встречено с недоверием. Старожилы с подозрением относились к новичкам, считая их карьеристами. А когда начали циркулировать слухи по поводу опционов на акции и систем материального стимулирования, используемых в качестве приманки, неприязнь усилилась. Этих людей стали считать выскочками, готовыми ради заработка пойти куда угодно. Таким образом, между новичками и теми, кто работал в компании с самого начала, возникли серьезные трения. В основе их лежала разница между такими понятиями, как любитель и профессионал.

Некоторые из новых сотрудников воротили нос от большинства молодых программистов, считая их «талантливыми хакерами-самоучками», которые не удосуживаются документировать свои программы и способны писать лишь «спагетти-код» [42 - Спагетти-код - плохо спроектированная, слабо структурированная, запутанная и трудная для понимания программа.]. Один из менеджеров написал язвительную докладную записку, в которой утверждалось, что программы, написанные в первые месяцы существования Apple, «кишат багами, как старое бревно термитами» [43 - Игра слов. Bug с английского переводится и как «жук», и как «сбой» (баг).]. Том Уитни так сформулировал свою точку зрения: «Мне неинтересно работать в компании, разрабатывающей игры. Мы должны повысить наш профессиональный уровень. Совместимость и техническая поддержка важнее добавления новых, самых изощренных возможностей в компьютер».

Некоторые сотрудники, особенно инженеры и программисты, связанные с «Домашним компьютерным клубом», жаловались, что Apple отказалась от своей первоначальной цели — создания компьютера для всех и бесплатного программного обеспечения. Они вдруг обнаружили, что разработки новой версии Star Wars уже недостаточно, чтобы прославиться, и начали ворчать, что если бы они хотели разрабатывать компьютеры для бизнеса, то пошли бы работать в IBM. Молодежь вроде Криса Эспинозы считала, что специалисты по маркетингу в застегнутых на все пуговицы рубашках, галстуках и отглаженных костюмах похожи на персонажей фильмов шестидесятых годов с Кэри Грантом. Другой программист жаловался: «Мы начали принимать на работу рекламщиков, которые раньше продавали обувь, а теперь решили, что для карьеры неплохо бы заняться персональными компьютерами».

Когда началась работа над компьютерными системами, которые должны были прийти на смену Apple II, молодые программисты обнаружили, что их не пригласили поделиться идеями и исключили из обсуждения будущего компании. Лишенные права голоса, они, естественно, обиделись. Не закончившие университета и не имевшие ученых степеней, они превратились в нечто вроде низшего класса и остро реагировали на перемены. Рэнди Виггинтон, отличавшийся резкостью суждений, сказал тогда: «Многие считают маленькие компьютеры бесполезными. Им кажется, что Apple II не настоящий компьютер, а так, занятная штуковина. Они думают: вы, парни, не знаете, как сделать компанию. Мы покажем вам, как это делается». Некоторые программисты стали называть одного из своих новых начальников «программным нацистом», поскольку тот y*censored* отказывался раскрывать подробности внутреннего устройства машины. Жаловались не только инженеры. Когда в компании стали появляться более опытные финансисты, юристы, специалисты по связям с общественностью и подбору персонала, не выдержал даже невозмутимый бухгалтер Гари Мартин: «Мы стали принимать людей, которые пытаются сделать Apple похожей на IBM».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *