Персонал компании Apple — часть двенадцатая

Персонал компании Apple - часть двенадцатая

Несколько недель перед «черной средой» Скотт очень напряженно работал. Кроме того, его беспокоила серьезная глазная инфекция, и врачи боялись, что он ослепнет; его секретарь Шерри Ливингстон была вынуждена читать приходившие ему письма вслух. Предложив уволиться вице-президенту по конструкторским и техническим вопросам, Скотт переложил ответственность за конструкторские разработки на себя, а также попытался прибрать к рукам остальную компанию. Он угрожал, говорил, что «скоро тут будет весело» и заявлял: «Я не собираюсь мириться с тем, что мне не нравится». Он разгуливал по рабочим помещениям, заглядывал за перегородки и спрашивал: «Вы тут работаете или бездельничаете?» Скотт приказал менеджерам не принимать ни одного нового сотрудника до конца года и умудрился запугать и обидеть всех, с кем ему приходилось иметь дело. Джин Ричардсон вспоминала: «От него веяло холодом. Носился по коридорам и ни с кем не разговаривал». По словам одного из сотрудников, «он мог в любую минуту появиться в проходе и затеять скандал».

Часть руководства, встревоженная поведением Скотта, внезапным увольнением второго по значимости директора-распорядителя компании и заявлениями, что увольнения «черной среды» всего лишь первый этап, начала кампанию сопротивления. Начальник отдела кадров Энн Бауэрс не скрывала своей неприязни к Скотту. Тем, кто подвергся оскорблениям на совещаниях, она рассылала шутливые благодарности от руководства, озаглавленные: «За героизм и мужество на пожаре». Даже один из сторонников Скотта признавал, что тот любит демонстрировать власть, «как горилла демонстрирует грубую, ничем не сдерживаемую силу». Марккула собирал просьбы и жалобы от Бауэрс и Джона Коуча, которые пользовались среди своих коллег репутацией искусных политиков. Когда кто-то еще пожаловался Марккуле на сложности работы со Скоттом, ему было сказано:

«Не волнуйтесь. Вас здесь ждет отличная карьера. Я об этом позабочусь».

Марккуле бурная деятельность и резкость Скотта казалась странной. По мере того как подходили к концу четыре года, которые он обещал работать в Apple, Марккула все больше впадал в спячку. Весь последний год он занимался делами формально, брал длительные отпуска и все больше времени проводил с семьей. Он много катался на лыжах, любил летать на своем новом самолете в такие места, как Сан-Валли, а в свободное время проектировал загородные дома. Марккула явно собирался в отставку. Apple даже согласилась заплатить рекрутинговой компании 60 000 долларов, чтобы найти ему замену. Когда в начале 1980 года начались трудности, Скотт попросил Марккулу взять половину обязанностей по управлению компанией на себя. Марккула отказался, но потом, когда он увидел поведение Скотта, ему пришлось изменить свое решение. Джобс был слишком молод и неопытен, чтобы руководить бизнесом, а подходящего кандидата, способного быстро заполнить брешь, тоже не нашлось; кроме того, никто не знал Apple лучше Марккулы. Таким образом, Марккула скрепя сердце согласился возглавить компанию в переходный период, пока не найдется подходящий кандидат.

Скотт не догадывался о тайном заговоре. В решающий момент он уехал в короткий отпуск на Гавайи, где вылечился наконец от синусита. Он даже не подозревал, что происходит в Купертино, где Марккула пригласил к себе высшее руководство компании. Это было странное совещание, на которое не позвали некоторых руководителей, в том числе верных союзников Скотта. Маркула устроил открытое голосование, обходя стол по кругу и переходя от злейших врагов Скотта к тем, кто его поддерживал. Вернувшись из отпуска, Скотт обнаружил на автоответчике сообщение: это звонил Марккула, он просил разрешения приехать для серьезного разговора. Беседа была недолгой. Марккула объявил: «Скотти, руководящий персонал проголосовал за твое увольнение». Направляясь к двери, Марккула попросил Скотта утром подать заявление об уходе в письменном виде.

Никто не отрицал вклада Скотта в успех компании. За сорок восемь месяцев он помог превратить бизнес, размещавшийся в гараже и объединявший странных упрямцев, в публичную, структурированную, международную корпорацию с ежегодным оборотом в 300 миллионов долларов. Кое-кто в Apple считал, что Скотт стал жертвой нечестной игры и кровавого заговора. Инженер Венделл Сандер считал, что «он умел смотреть вперед, но не любил оглядываться». Венчурный капиталист Дон Валентайн считал деятельность Скотта в Apple самой успешной среди семидесяти компаний, в которые он вкладывал деньги.

Марккула, со своей стороны, объяснял, что увольнение Скотта «было вопросом стиля управления. Скотти предпочитал диктатуру, которая была хороша на ранних этапах, и я надеялся, что с развитием компании этот стиль изменится». С уходом Скотта исчез дисциплинирующий стержень, который пронизывал всю компанию, побуждая принимать жесткие решения, а также обуздывать Джобса, загоняя его в корпоративные рамки.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *