Маркетинговая компания Apple — часть вторая

Маркетинговая компания Apple - часть вторая

Одновременно с переговорами с партнерами Venrock Марккула обратился к Эндрю Гроуву, исполнительному вице-президенту Intel. Гроув, худощавый венгерский эмигрант с выразительным лицом и вьющимися волосами, имел репутацию парового молота, громкого и безжалостного. (В Intel он завел порядок, когда все опоздавшие должны были записываться в специальной книге, после чего устраивал им жесткие разносы.) Марккула надеялся, что Гроув поделится с Apple опытом, приобретенным во время строительства заводов Intel. Гроув проглотил наживку и купил пятнадцать тысяч акций из двадцати пяти, предложенных Марккулой, но отказался от поста директора, решив, что пережил достаточно волнений с Intel и не хочет связываться с еще одной молодой компанией. Впоследствии Скотт вспоминал: «Гроув мне все время звонил. Сначала жаловался, что я переманиваю у него людей, а потом спрашивал, не хочу ли я продать еще немного акций Apple».

Другой член совета директоров Intel, Артур Рок, случайно попал на презентацию Apple II, устроенную Марккулой. В результате за несколько дней до подписания соглашения Apple с Venrock Рок позвонил Хэнку Смиту в Venrock и Майку Скотту в Apple и сказал, что заинтересовался предложением. В середине семидесятых телефонный звонок от Артура Рока другие венчурные капиталисты, страховщики и банкиры, рассматривали как финансовый эквивалент белого дыма из трубы над Сикстинской капеллой [38 - Сигнал об избрании нового папы римского.]. Рок, которому было чуть за пятьдесят, вкладывал деньги в компании, которые перекинули мостик от эпохи электронных ламп к эпохе интегральных микросхем. Еще в качестве нью-йоркского финансиста он помогал становлению Fairchild Semiconductor. Затем вместе с партнером участвовал в развитии индустрии мини-ЭВМ, инвестируя в компанию Scientific Data Systems, которая в 1969 году была приобретена Xerox Corporation в обмен на акции стоимостью 918 миллионов долларов. Доля Рока составляла 60 миллионов. В 1968 году двое высших руководителей Fairchild, перешедшие в Intel, обратились к нему за советом и финансовой помощью. Рок вложил 300 тысяч собственных средств, привлек еще 2,2 миллиона долларов и стал первым председателем совета директоров компании. Несколько раз он давал ценные советы, а когда в руководстве Intel размышляли, стоит ли развивать рынки для своего первого микропроцессора, именно голос Рока оказался решающим.

Рок не стремился к публичности, статьи о нем не печатались в газетах и журналах, он редко появлялся на собраниях Ассоциации венчурного капитала, был необычайно осторожен в своих инвестициях, а дела вел в основном из офиса на Монтгомери-стрит в Сан-Франциско или из трехэтажной квартиры стоимостью 450 тысяч долларов в Аспене. Он был худощав, подтянут, и его фигура напоминала фигуру человека, который каждое утро по часу занимается физическими упражнениями. Рок был страстным бейсбольным болельщиком и часто появлялся на трибуне стадиона Candlestick Park в Сан-Франциско, где у него были места в первом ряду в семидесяти футах от основной базы. Кроме того, он поддерживал оперу и балет в Сан-Франциско и собирал коллекцию живописи, в том числе произведения авангардистов, таких как Роберт Мазервелл и Ганс Гоффман. Рок был старомоден и считал, что телевидение — это проклятие современного общества, что марихуана убивает мозг и что за последние два десятка лет в литературе и искусстве не произошло ничего примечательного. Кто-то из венчурных капиталистов так отзывался о нем: «Он мог быть очаровательным и милым, а мог — хладнокровным *censored*HbiM сыном».

Если менеджерам новых компаний удавалось выманить Рока из его кабинета в Сан-Франциско или домика лыжников в Аспене, они делали все возможное, чтобы презентация ему понравилась. Подобно большинству опытных венчурных капиталистов, Рок не был склонен рисковать. Обычно число его инвестиций не превышало трех или четырех в год, и вкладывал он лишь небольшие суммы, пока не убеждался, что компания будет прибыльной, или пока не налаживал хорошие отношения с руководством. У него была репутация человека, который может быстро заскучать, он не любил благотворительные организации вроде United Way и на заседаниях совета директоров предпочитал помалкивать. Но он часто прерывал докладчика вопросом: «Для чего все это нужно?» Томми Дэвис, который был его партнером по инвестициям в шестидесятых годах, говорил, что Року «всегда нужен правильный ответ». Эндрю Гроув сравнивал его с «летчиком, который видит местность гораздо лучше людей, передвигающихся на машине». Поэтому звонок Рока в Apple стал признанием того, что компания приобрела высокую репутацию.

Инвестиции Дона Валентайна, который привел в Apple Марккулу, были в какой-то мере случайными. Заметив Марккулу, Джобса и Хэнка Смита за ужином в ресторане Chez Felice Restaurant в Монтерее, он догадался, о чем они говорят. Валентайн отправил им бутылку вина с запиской: «Не забывайте о том, что я собираюсь инвестировать в Apple».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *