История финансового успеха Apple — часть пятая

История финансового успеха Apple - часть пятая

Сам Джобс в этот период был поглощен личными проблемами, обострившимися после рождения дочери. Школьная подруга Джобса Нэнси Роджерс родила ребенка на ферме Роберта Фридланда в мае 1978 года; она не сомневалась, что отцом девочки был Джобс. Сам Стив, приехавший на ферму через пару дней, помогал выбрать имя малышке. Они назвали дочь Лизой. После рождения дочери Джобс и Роджерс не жили вместе; Роджерс работала официанткой и убирала квартиры. В конце концов она потребовала у Джобса 20 000 долларов. Марккула, считавший, что это слишком мало, предложил заплатить ей 80 000. Джобс возражал, настаивая, что не он отец Лизы. Абсолютно убежденный в том, что не имеет отношения к ребенку, он трижды прекращал давать деньги ее матери. «Каждый раз, когда мы обращались к адвокатам, — вспоминал отец Роджерс, — он возобновлял выплаты».

В мае 1979 года Джобс удивил Роджерсов, согласившись пройти тест на отцовство. В заключении, выданном кафедрой хирургии Калифорнийского университета, говорилось: «Вероятность отцовства Стивена Джобса. 94,41 %». Доказательства не убедили Джобса, настаивавшего, что согласно статистике «отцом ребенка могли стать 28 процентов мужского населения Соединенных Штатов». В конечном счете он примирился с необычайно болезненной для себя ситуацией и согласился на судебное разрешение спора. «Я уступил, потому что мы готовились выйти на биржу, и это отнимало уйму эмоциональной энергии. С этим делом нужно было покончить. Я не хотел получить иск на десять миллионов долларов». За несколько месяцев до выпуска акций Apple Джобс согласился выплачивать Роджерс 385 долларов в месяц на содержание ребенка, оплачивать медицинскую страховку дочери, а также вернуть округу Сан-Матео 5856 долларов, выплаченные в качестве пособия.

Пока Джобс улаживал личные дела, интерес к Apple продолжал расти. Ажиотаж способствовал повышению цен. В самой компании конечная цена акций стала предметом пари и всевозможных спекуляций. Рост был таким стремительным, что секретарь штата Массачусетс временно запретил жителям «штата у залива» покупать акции, поскольку Apple нарушала местный закон, требующий, чтобы балансовая стоимость компании была не меньше 20 процентов ее рыночной стоимости. В первую неделю августа 1980 года компания Hambrecht & Quist (директор и инвестор Apple Артур Рок был в ней компаньоном с ограниченной ответственностью) купила 40 000 акций по цене 5,44 доллара за штуку. 6 ноября, когда были опубликованы первые проспекты эмиссии, предполагаемая цена составляла от 14 до 17 долларов за акцию. Даже утром 12 декабря 1980 года, в день размещения акций на рынке по первоначальной цене 22 доллара, наблюдались признаки того, что она занижена, поскольку к концу первого торгового дня цена за акцию была зафиксирована на уровне 29 долларов.

День выпуска акций стал в Apple неофициальным праздником. Среди 237 компаний, вышедших на биржу в 1980 году, предложение Apple было самым большим — крупнейшее первоначальное предложение с 1956 года, когда Ford Motor Company стала публичной. Люди звонили в Apple с жалобами, что их не предупредили о дне размещения акций.

В самой компании компьютеры были и подключены к тикерному аппарату [48 - Тикерный аппарат - биржевой аппарат, передающий котировки ценных бумаг.] Доу-Джонса, и запрограммированы на распечатку цены акций с интервалом в несколько минут. Праздновать начали преждевременно, когда компьютеры начали распечатывать котировки акций компании с похожей аббревиатурой, APPL вместо AAPL. Предвкушая рост цен на акции, кое-кто даже хотел установить макет термометра на дороге между двумя офисными зданиями и отмечать на нем изменения курса. Но разум все же взял верх над чувствами.

Майкл Скотт подключился к нью-йоркскому офису Morgan Stanley по громкоговорящей связи и в конце дня привез несколько ящиков шампанского, чтобы отпраздновать увеличение денежных активов Apple на 82,2 миллиона долларов. Роберт Нойс, вице-президент Intel, один из изобретателей микросхемы и муж Энн Бауэрс из отдела кадров Apple, устроил вечеринку. Окинув взглядом гостей, Джеф Раскин заметил: «Все присутствовавшие были миллионерами. Но самым главным было ощущение, что мир изменился. Такого я еще не видел».

Естественно, все были ошеломлены — подобное случалось крайне редко. К концу декабря 1980 года состояние нескольких человек, связанных с Apple, достигло огромных размеров. 15-процентный пакет акций Джобса стоил 256,4 миллиона долларов, доля Марккулы оценивалась в 239 миллионов, Возняка в 135,6 миллиона, Скотта в 95,5 миллиона. Генри Синглтон из Teledyne владел 2,4 процента акций Apple стоимостью 40,8 миллиона долларов. Инвестиции венчурных капиталистов также многократно окупились. Первоначальный вклад Venrock в размере 300 000 долларов и два последующих превратились в 129,3 миллиона, а Артур Рок, рискнувший 57 600 долларами, получил 21,8 миллиона.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *